Законы функционирования и трансформации международных систем

Одна из основных мыслях, на которых базируется концепция М. Каплана, — это мысль о той основополагающей роли, которую играет в зании законов интернациональной системы ее структура. Эта мысль делится абсолютным большинством исследователей. Согласно ей, нескоординированная деятельность суверенных го­сударств, руководствующихся своими интересами, сформировывает международную систему, основным признаком которой является преобладание ограниченного числа более Законы функционирования и трансформации международных систем сильных госу­дарств, и структура которой определяет поведение всех междуна­родных акторов. Как пишет южноамериканский неореалист К. Уолц, все страны обязаны нести военные расходы, хотя это не­разумная растрата ресурсов. Структура интернациональной системы на­вязывает всем странам такую линию поведения в экономической области либо в сфере экологии, которая может Законы функционирования и трансформации международных систем противоречить их своим интересам. Структура позволяет осознать и предска­зать линию поведения на мировой арене стран, владеющих неодинаковым весом в системе черт интернациональных отношений. Наподобие того, как в экономике состояние рынка определяется воздействием нескольких больших компаний (формирую­щих олигополистическую структуру), так международно-полити­ческая структура определяется воздействием величавых Законы функционирования и трансформации международных систем держав, кон­фигурацией соотношения их сил. Конфигурации в соотношении этих сил могут поменять структуру интернациональной системы, но ее природа, в базе которой лежит существование ограниченного числа величавых держав с несовпадающими интересами, остается постоянной (см.: 21, р. 32).

Таким макаром, конкретно состояние структуры интернациональной системы является показателем ее стойкости и Законы функционирования и трансформации международных систем конфигураций, ста­бильности и «революционности», сотрудничества и конфликтное™ в рамках системы; конкретно в ней выражаются законы функцио­нирования и трансформации системы. Вот почему в работах, по­священных исследованию интернациональных систем, анализу этого состояния уделяется главное внимание.

Так, к примеру, Р. Арон, выделял по последней мере три струк­турных измерения интернациональных систем Законы функционирования и трансформации международных систем: конфигурацию соот­ношения сил; иерархию акторов; гомогенность либо гетероген­ность состава. Основным измерением, в полном согласовании с традицией политического реализма, он считал конфигурацию со­отношения сил, отражающую существование «центров власти» в интернациональной системе, накладывающей отпечаток на взаимо-


действие меж ее основными элементами — суверенными госу­дарствами. Конфигурация соотношения сил Законы функционирования и трансформации международных систем, зависит, как ранее говорилось ранее, от количества основных акторов и нрава отношений меж ними. Два главных типа таковой конфигура­ции — биполярность и мультиполяриость.

Иерархия акторов отражает их фактическое неравенство, исходя из убеждений военно-политических, экономических, ресурсных, социокультурных, идейных и других способностей влия­ния на международную систему.

Гомогенный либо гетерогенный нрав интернациональной Законы функционирования и трансформации международных систем сис­темы выражает степень согласия, имеющегося у акторов относи­тельно тех либо других принципов (к примеру, принципа полити­ческой легитимности), либо ценностей (к примеру, рыночной эко­номики, плюралистической демократии): чем больше такового со­гласия, тем паче гомогенной является система. В свою очередь, чем более она гомогенна Законы функционирования и трансформации международных систем, тем больше в ней умеренности и ста­бильности. В гомогенной системе страны могут быть про­тивниками, но не политическими неприятелями. Напротив, гетероген­ная система, разрываемая ценностным и идейным антаго­низмом, является беспорядочной, нестабильной, конфликтной.

Очередной структурной чертой интернациональной сис­темы считается ее «режим» — т.е. совокупа регулирующих международные дела Законы функционирования и трансформации международных систем формальных и неформальных прин­ципов, норм, соглашений и процедур принятия решений. Это, к примеру, правила, господствующие в интернациональных экономи­ческих обменах, основой которых после 1945 г. стала либераль­ная концепция, давшая жизнь совокупы таких международ­ных институтов, как МВФ, Мировой Банк, ГАТТ и др.

Ж.-П. Дерриеник именует 6 типов принуждений (другими словами структурных Законы функционирования и трансформации международных систем черт) интернациональных систем:

1) число акторов;

2) рассредотачивание силы меж ними;

3) соотношение меж конфликтом и сотрудничеством. Сис­тема может быть более конфликтной, чем кооперативной, либо напротив — более кооперативной, чем конфликтной. Если вто­рой тип системы институализируется, то она может трансформи­роваться в «организованную международную систему», и тем са­мым Законы функционирования и трансформации международных систем оправдается догадка Арона о достижении «мира через за­кон». С другой стороны, тип «иерархической системы» Каплана, где более мощнейший актор навязывает пределы конфликтам, также может трансформироваться в организованную международ­ную систему, оправдав сейчас догадку Р. Арона о возмож­ности достигнуть «мира через империю»;


4) способности использования тех либо других средств (силы Законы функционирования и трансформации международных систем, обмена либо убеждения), допускаемые данной системой;

5) степень наружной централизации акторов, т.е. воздействия ха­рактера данной интернациональной системы на их поведение;

6) различие статусов меж самими акторами.

По воззрению канадского ученого, нареченные структурные ха­рактеристики, хотя и не дают способности предугадать все гипо­тетические типы интернациональных структур (на что претендует концепция Законы функционирования и трансформации международных систем М. Каплана), но позволяют обрисовать структуру хоть какой интернациональной системы, что, естественно, представляет зна­чительную значимость, исходя из убеждений выявления законов их су­ществования и конфигурации (см.: 10, р. 188—193).

Вышеупомянутое указывает, что более общим законом интернациональных систем считается зависимость поведения акто­ров от структурных черт системы. Этот закон Законы функционирования и трансформации международных систем конкре­тизируется на уровне каждой из таких черт (либо изме­рений), хотя окончательного согласия относительно их количес­тва и содержания пока не существует.

В качестве еще 1-го более общего закона именуется закон равновесия интернациональных систем, либо закон баланса сил, позволяющего сохранять относительную стабильность междуна­родной системы (см.: 14, р. 144).

Вопрос о Законы функционирования и трансформации международных систем содержании законов функционирования и измене­ния интернациональных систем является дискуссионным, хотя пред­мет таких обсуждений, обычно, един и касается сравнитель­ных преимуществ биполярных и мультиполярных систем.

Так, к примеру, Р. Арон считал, что биполярная система со­держит внутри себя тенденцию к непостоянности, потому что она базирована на Законы функционирования и трансформации международных систем обоюдном ужасе и вдохновляет обе противостоящие стороны к жесткости в отношении друг дружку, основанной на противопо­ложности их интересов.

Схожая точка зрения высказывалась и М. Капланом, по воззрению которого мультиполярная система содержит внутри себя опре­деленные опасности (к примеру, риск распространения ядерного ору­жия, развязывания конфликтов меж маленькими акторами либо Законы функционирования и трансформации международных систем непредсказуемости последствий, к которым могут привести из­менения в союзах меж величавыми державами). Но они не идут в сопоставление с угрозами биполярной системы. Биполяр­ная система более небезопасна, потому что она характеризуется стремле­нием обеих сторон к мировой экспансии, подразумевает постоян­ную борьбу меж 2-мя блоками — или за сохранение собственных позиций Законы функционирования и трансформации международных систем, или за передел мира. Не ограничиваясь схожими замечаниями, М. Каплан рассматривает «правила» стабильности для биполярных и мультиполярных систем.


Так, по его воззрению, существует 6 правил, соблюдение которых каждым из полюсов мультиполярной системы позволяет ей оставаться размеренной:

1) расширять свои способности, но лучше методом перегово­ров, чем методом войны;

2) лучше вести войну Законы функционирования и трансформации международных систем, чем же не суметь расширить свои способности;

3) лучше закончить войну, чем убить величавую державу (ибо есть рациональные размеры межгосударственного со­общества: так, европейские династические режимы считали, что их противодействие друг дружке имеет естественные пределы);

4) сопротивляться хоть какой коалиции либо отдельной цивилизации, пытающейся занять господствующее положение в системе Законы функционирования и трансформации международных систем;

5) противостоять хоть каким попыткам того либо другого националь­ного страны «присоединиться к наднациональным междуна­родным организационным принципам», другими словами распространению идеи о необходимости подчинения стран какой-нибудь высшей власти;

6) относиться ко всем величавым державам как к применимым партнерам; позволять стране, потерпевшей поражение, войти в систему на правах применимого напарника Законы функционирования и трансформации международных систем либо поменять ее методом усиления другого, ранее слабенького страны.

Говоря о законах функционирования гибкой биполярной сис­темы, М. Каплан подчеркивает, что они различаются в зависи­мости от того — являются составляющие ее блоки иерархизиро-ванньши либо нет. Когда блоки иерархизированы, функциониро­вание системы приближается к типу жесткой биполярной систе­мы Законы функционирования и трансформации международных систем. Напротив, если оба блока не иерархизированы то практичес­ки речь вдет о правилах функционирования мультиполярной сис­темы. Существует четыре общих правила, применимых ко всем блокам:

1) стремиться к расширению собственных способностей по сравне­нию с способностями другого блока;

2) лучше вести войну хоть какой ценой, чем позволить противополож­ному блоку Законы функционирования и трансформации международных систем добиться господствующего положения;

3) стремиться подчинять цели универсальных акторов (МПО) своим целям, а цели обратного блока — целям универ­сальных акторов;

4) стремиться к расширению собственного блока, но сохранять тер­пимость по отношению к неприсоединившимся, если нетерпи­мость ведет к конкретному либо опосредованному тяготе­нию неприсоединившихся к обратному блоку.

Что касается трансформации интернациональной Законы функционирования и трансформации международных систем системы, то ос­новным ее законом считается закон корреляции меж поляр-


ностью и стабильностью интернациональной системы. М. Каплан, к примеру, подчеркивает нестабильный нрав гибкой биполяр­ной системы. Если она базирована на неиерархизированных бло­ках, то эволюционирует к мультиполярной системе. Если тяготе­ет к иерархии обоих блоков, то имеет Законы функционирования и трансформации международных систем тенденцию трансформиро­ваться — или в жесткую биполярную, или в иерархическую меж­дународную систему. В гибкой биполярной системе есть риск присоединения неприсоединившихся; риск подчинения од­ного блока другому; риск полной войны, ведущей или к иерар­хической системе, или к анархии. Внутриблоковые нефункциональности в ней подавлены, зато обостряются межблоковые противоречия. Основное Законы функционирования и трансформации международных систем условие стабильности биполярной системы, заключает М. Каплан, — это равновесие мощи. Если же возникает 3-ий блок, то это ведет к суровому разбалансированию и риску раз­рушения системы.

Д. Сингер и К. Дойч, изучив делему корреляции меж полярностью и стабильностью интернациональных систем в формаль­но-теоретическом плане, сделали вывод о том, что, во Законы функционирования и трансформации международных систем-пер­вых, как биполярная, так и мультиполярная системы имеют тен­денцию к саморазрушению, а, во-2-х, непостоянность жест­ких биполярных систем все таки более велика по сопоставлению с не­стабильностью мультиполярных систем.

Другой южноамериканский ученый, М. Хаас, подверг этот вывод эмпирической проверке. С этой целью он исследовал 20 одну Законы функционирования и трансформации международных систем международную систему, верно отграниченную в пространствен­но-географическом и историческом планах, и пришел, фактичес­ки, к обратному заключению. По его воззрению, такая кор­реляция носит обратно-пропорциональный нрав. В биполяр­ной системе, считает М. Хаас, войны наименее многочисленны, хотя и имеют тенденцию к большей длительности, чем в муль­типолярной системе Законы функционирования и трансформации международных систем (см.: 12, р. 38).

Исходя из убеждений К. Уолца, никакого высококачественного различия меж биполярной и мультиполярной системами практически не существует — не считая, может быть, того, что 1-ая более стабиль­на, чем 2-ая.

Со собственной стороны, Р. Роузкранс предложил теоретическую модель так именуемой «релевантной утопии», которая объеди­няла бы достоинства как биполярной Законы функционирования и трансформации международных систем (сначала, возмож­ности контроля периферийных для данной системы конфлик­тов), так и мультиполярной (более значимые способности предотвращения всеобщего конфликта) систем, и сразу была бы лишена недочетов их обеих. Результатом явилась бы «бимультиполярная система», в какой два «главных» актора


могли бы играть роль регуляторов конфликтов за пределами сво­их блоков Законы функционирования и трансформации международных систем, а страны, представляющие мультиполярную кон­фигурацию системы, выступали бы посредниками в конфликтах меж 2-мя полюсами.

Подводя итоги рассмотрению задачи законов функциони­рования и трансформации интернациональных систем, следует при­знать плодотворной уже саму ее постановку, которая позволила показать зависимость поведения стран на мировой арене от создаваемой ими интернациональной системы, связь частоты и Законы функционирования и трансформации международных систем ха­рактера межгосударственных конфликтов с ее структурными ха­рактеристиками, необходимость учета системообразующих фак­торов в дипломатии. Уже сама мысль о существовании системных законов в интернациональных отношениях дает возможность рассмат­ривать международные системы как итог принятия рядом стран определенного политического, экономического и иде­ологического статус-кво на интернациональной арене, на Законы функционирования и трансформации международных систем общепла­нетарном, региональном либо субрегиональном уровне. С таковой точки зрения, любая интернациональная система является ничем другим, как неформальной институализацией соотношения сил меж государствами в соответственном пространственно-вре­менном контексте (см.: 13, р. 171).

В то же время было бы доверчивым считать, что имеющиеся в науке о интернациональных отношениях законы функционирования и Законы функционирования и трансформации международных систем трансформации интернациональных систем владеют таковой степенью строгости, которая позволяла бы делать на их базе безошибоч­ные прогнозы. Более того, они, на самом деле дела, оставляют «за скоб­ками» исследование главных обстоятельств интернациональных конфлик­тов. Сводя международные дела к межгосударственным взаимодействиям, они необоснованно ограничивают понятие меж­дународной системы только Законы функционирования и трансформации международных систем теми государствами, меж которы­ми есть прямые постоянные сношения и прямой взаим­ный учет военной силы. Но, как правильно подчеркивает Б.Ф. Порш-нев, «есть широкая область косвенных, тотчас несознаваемых действующими лицами зависимостей, без которых, но, пред­ставление о системе остается неполным» (21).

* * *

Таким макаром, применение системного подхода дает Законы функционирования и трансформации международных систем иссле­дователю богатые теоретические и методологические способности.

И все таки системная теория не может повытрепываться очень большенными фуррорами в анализе интернациональных отношений. По­жалуй, можно именовать только две области, где она достигнула бес­спорно положительных результатов: это стратегия и процесс при-


нятия международно-политических решений (см.: 11, р. 158—159). В остальном Законы функционирования и трансформации международных систем же ее награды до сего времени были очень умеренными. Гносеологически это разъясняется тем, что ни одна система, до­стигшая определенного уровня трудности, не может быть позна­на стопроцентно. Отсюда — то противоречие, на которое направили внимание Б. Бади и М.-К. Смуц: системный подход рассматрива­ется как способ выявления определяющих состояние Законы функционирования и трансформации международных систем системы раз­личных методов сочетания ее частей, но как ис­следователь выходит за рамки относительно обычных систем, ос­нования для того, чтоб считать правильными делаемые им вы­воды, существенно уменьшаются (см.: там же, р. 158).

Не считая того, в науке о интернациональных отношениях до сего времени отсутствует принятое осознание Законы функционирования и трансформации международных систем структуры интернациональной системы, а то, по которому имеется довольно высочайшая степень согласия, является, как мы уже могли убедиться, очень узеньким даже с учетом всех собственных измерений. Потому многие исследова­тели отрешаются от него, не предложив, но, более прием­лемого.

* * *

Новизна современного шага в истории интернациональных от­ношений со всей очевидностью Законы функционирования и трансформации международных систем обнаруживает ограниченность основанных на методологии политического реализма таких по­нятий, как «конфигурация соотношения сил», «биполярность» либо «мультиполярность». Распад русского блока и крушение сло­жившейся в послевоенные годы глобальной биполярной системы (вобщем, ее глобальность всегда была относительной) выдвига­ют на фронтальный план такие вопросы, которые не могут быть ре­шены в Законы функционирования и трансформации международных систем обычных определениях «полюсов», «баланса сил». Ис­чезла линия точного раздела меж «своими» и «чужими», союз­никами и противниками, еще наименее прогнозируемым стало поведение малых стран, региональных средних и «великих» держав. Мир вступил в полосу неуверенности и возросших рис­ков, обостряемых продолжающимся распространением ядерных, хим, бактериологических и Законы функционирования и трансформации международных систем других видов новейших воору­жений. Обширное распространение западных ценностей (таких, как рыночная экономика, плюралистическая демократия, права человека, личные свободы, состояние жизни) как в быв­ших социалистических странах, так и в постколониальных госу­дарствах не только лишь не содействует стабильности глобальной интернациональной системы за счет роста степени ее гомоген­ности. Напротив Законы функционирования и трансформации международных систем, оно имеет следствием все более массовую миг­рацию населения из наименее развитых в экономическом отноше-


нии государств в более богатые, порождает конфликты, связанные со столкновением культур, утратой эталонов, подрывом традиций, раз­мыванием самоидентичности, всплесками обскурантистского нацио­нализма. Глобальная интернациональная система испытывает глубо­кие потрясения, связанные с трансформацией собственной структуры, меняющимися Законы функционирования и трансформации международных систем взаимодействиями со средой.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Hqffmann S. Theorie et relations intemationales. // Revue frain;aise de science politique. Vol.XI. 1961, p. 428.

2. Easton D. A Systems Analysis of Political Life. 1965.

3. Polin С. David Easton ou les difficultfe d'une certaine sociologie politi­que. // Revue fran^aise de Sociologie. VoLXII, 1971, p. 185.

4. Easton D Законы функционирования и трансформации международных систем. The Political System. 1953, p. 135.

5. Bertalanffy L. van. General Systems Theory. 1968, p. 5.

6. Богданов А. Всеобщая организационная наука (тектология). Том II. — Ленинград — Москва, 1927, с. 189—190.

7. Когапу В. Analyse des relations internationales. Approches, concepts et donnees. — Montrtal. 1978, p. 65.

8. Modelsky G. Agraria and industria. Two Models of the International System. In The International System. Theoretical Законы функционирования и трансформации международных систем Essays. Ed. by Klaus Knorr and Sidney Verba. — Princeton. 1961, p. 121.

9. Поздняков Э.А. Внешнеполитическая деятельность и межгосудар­ственные дела. — М., 1986, с. 90

10. Derriennic J.-P. Esquisse de problematique pour une sociologie des relatons internationales. — Grenoble, 1977, p. 71.

11. Sadie В., Smouts M.-C. Le retoumement du monde. Sociologie de la scene intemationale Законы функционирования и трансформации международных систем. — Paris, 1992, p. 157.

12. Braillard Ph. Theorie de systemes et relations intemationales. — Paris, 1977.

13. Huntvnger J. Introduction aux relations intemationales. — Paris, 1987, p. 158-159.

14. Aron R. Paix et Guerre entre les nations. — Paris, 1984, p. 103.

15. Kaplan М. System and Process in International Politics. — New York, 1957.

16. Rosecrance R. Action and reaction in World politics Законы функционирования и трансформации международных систем. — Boston, 1963, p. 16.

17. Frankel J. International Politics. Conflict and Harmony. — London, 1969.

18. Loard E. Types of International Sosiety. — New york, 1976.

19. Braillard Ph., Djalili M.-R. Les relations internationales. — Paris, 1990.

20. Система, структура и процесс развития современных междуна­родных отношений / Под ред. В.И. Гантмана. — М., 1984, с. 35.

21. Поршнев Б.Ф. Франция, Британская революция и европейская Законы функционирования и трансформации международных систем политика посреди XVII века. — М., 1970, с. 10.


Глава VI

СРЕДА СИСТЕМЫ Интернациональных ОТНОШЕНИЙ

Как мы уже лицезрели, структура есть совокупа воздейст­вий, которые система оказывает на свои элементы. Но боль­шинство воздействий, либо принуждений, вытекает не из сущес­твования системы как такой, а из отношений меж ней и ее средой. Понятие среды Законы функционирования и трансформации международных систем — одно из базовых понятий сис­темного анализа. Оно имеет принципиальное методологическое значение, помогая уяснить функционирование системы и ее эволюцию. Вот почему уже один из основоположников системного анализа примени­тельно к политическим наукам, Дэвид Истон, еще в пятидесятые годы уделял свое внимание на то, что политическая система испы Законы функционирования и трансформации международных систем­тывает воздействие определенных наружных импульсов, идущих от общества, которые действуют на нее в виде требований и под­держек, обеспечивая ее бесперебойное функционирование (1).

В самом общем виде под средой системы понимается то, что ее окружает. Но, это очень общее представление не много что дает без предстоящей конкретизации. В процессе таковой конкрети Законы функционирования и трансформации международных систем­зации выясняется, что применительно как к публичным, так и природным системам существует не только лишь наружняя, да и внут­ренняя среда. Различают также социальную среду (совокупа воздействий, происхождение которых связано с существованием человека и публичных отношений) и внесоциальную среду (обилие природного окружения, географических особен­ностей, рассредотачивания естественных ресурсов, имеющихся ес­тественных Законы функционирования и трансформации международных систем границ и т.п.). В качестве промежного вида время от времени рассматривают воздействия и принуждения, вытекающие из из­менений в технической базе общества; в других случаях техни­ческая (также финансовая, военнополитическая, диплома­тическая и т.п.) среда понимается как элемент социальной (об-


щественной) среды. Наружняя среда Законы функционирования и трансформации международных систем (либо энвайромент) — это окружение системы, вменяющее ей определенные принуждения и ограничения: климат, ландшафт местности, конфигурация гра­ниц, полезные ископаемые и т.п. — оказывают неоспоримое влия­ние на взаимодействие стран и других акторов международ­ных отношений. Время от времени такое воздействие бывает очень боль­шим, если не определяющим: это характерно обществу как Законы функционирования и трансформации международных систем на ранешних ступенях его развития, так и в текущее время — период необыкновенного обострения экологических заморочек. Внутренняя среда (либо контекст) — это совокупа принуждений, оказыва­емая на систему ее элементами: так, болезнь 1-го из орга­нов может повлечь за собой болезнь всего организма в целом; а деградация исполнительной либо Законы функционирования и трансформации международных систем законодательной власти может привести к разбалансированию и кризису политической систе­мы. При всем этом, в отличие от структуры, среда — это совокупа принуждений внесистемного нрава. Это касается как внеш­ней, так и внутренней (также социальной и внесоциальной) среды. Воздействие регионального соотношения сил на взаимодей­ствие 2-ух либо нескольких стран, к Законы функционирования и трансформации международных систем примеру Латинской Аме­рики, с этой точки зрения, является не воздействием среды, а принуждением, определяемым нравом структуры данной под­системы интернациональных отношений. Напротив, конфигурации в нраве отношений меж государствами под воздействием, к примеру, природных причин (схожих «тресковым войнам» меж Исландией и Норвегией, связанным с промыслом умень­шающихся природных ареалов определенных Законы функционирования и трансформации международных систем видов рыбы) могут рассматриваться как ситуационные, другими словами определяемые изме­нениями природной среды.

Обозначенные понятия, таким макаром, упрощают осознание и разъяснение процессов, происходящих в соц отношени­ях. Совместно с тем нужно держать в голове, что они отражают сущес­твующие действительности достаточно примерно, и, следователь­но, носят очень условный нрав Законы функционирования и трансформации международных систем, ибо реальность, опи­сываемая ими, существенно труднее. Это в особенности правильно, когда идет речь о интернациональных отношениях.


zakoni-polya-kak-obyasnitelnie-principi.html
zakoni-prirodi-v-prilozhenii-k-selekcii-i-agronomii.html
zakoni-provedeniya-vozbuzhdeniya.html